красотаспорта.рф

Жаркое.Живое.Твоё!
Установи радио "Красота спорта" и слушай прямые трансляции спортивных событий со всего мира! Комментируй, обсуждай, живи спортом вместе с радио "Красота спорта"!


красотаспорта.рф

Красота спорта



Каталог статей

Главная » Статьи » Интервью

«Онлайн-интервью с гроссмейстером» - Сергей Карякин

7 февраля 2015 года, с 19.00 до 20.00 по московскому времени в рамках проекта «Онлайн-интервью с гроссмейстером» радио «Красота спорта» на вопросы ведущего Максима Михайлова и пользователей интернет-порталов http://красотаспорта.рф/ , http://chess-land.ru/ , http://www.openchess.ru/ отвечал серебряный призёр турнира претендентов ФИДЕ, один из самых талантливых российских шахматистов, гроссмейстер Сергей Карякин.

 

Прослушать запись интервью можно по следующей ссылке - https://yadi.sk/d/ydkXX3rxptZ56

 

Текстовая версия

- Приветствую, дорогие друзья! Сегодня особенный день – годовщина открытия Олимпийских игр в Сочи. Но говорить сегодня мы будем не о зимних видах спорта, а о шахматах. С другой стороны, несколько лет назад ходили разговоры о том, чтобы включить шахматы в программу Зимних Олимпийских Игр. Наш сегодняшний гость – шахматист, гроссмейстер, чемпион мира по быстрым шахматам 2012 года, серебряный призер турнира претендентов ФИДЕ Сергей Карякин. Добрый день, Сергей, как дела?

- Добрый день, Максим, всё хорошо, спасибо.

- А как вы, кстати, относитесь к тому, чтобы включить шахматы в программу Олимпийских игр именно как зимний вид спорта?

- Я в целом за, потому что это придаст шахматам дополнительную популярность. Да, в последнее время есть определённый прогресс, шахматы стали периодически появляться в газетах, на телевидении, по крайней мере, гораздо больше, чем, условно говоря, пять лет назад, но всё-таки хотелось бы ещё дальнейшего продвижения в этом направлении. И если бы шахматы вошли в олимпийскую семью, то, конечно, это прибавило бы нам популярности и, может быть, в какой-то степени, и финансово помогло. И, в целом, это было бы очень хорошо для шахмат.

- Да, я тоже поддерживаю включение шахмат в Олимпийские игры в качестве зимнего вида. Это обосновано тем, что в летних видах очень много дисциплин, и поэтому включение шахмат именно в Зимние Олимпиады более рационально.

- Да, я согласен.

- Такой вопрос, Сергей: поделитесь, как же можно стать гроссмейстером в 12 лет? Я знаю, что вы мировой рекордсмен, рекордсмен книги рекордов Гиннесса, то есть вы в 12 лет и семь месяцев стали гроссмейстером.

- Да, когда сейчас вы стали задавать мне этот вопрос, я поймал себя на мысли, что уже прошло целых тринадцать лет. Сейчас мне уже двадцать пять, а тогда было двенадцать, и всё это время я отвечаю на этот вопрос и сам пытаюсь понять, как же я действительно смог стать самым молодым в мире гроссмейстером? (смеётся) Я думаю, что мне очень сильно помогло моё трудолюбие, то, что я очень много занимался. Начиная с семи до двенадцати лет, я буквально каждый день занимался шахматами. Были, конечно, выходные, но фактически я шесть дней в неделю занимался по шесть-семь часов. И моя самоотдача, вкупе с тем, что со мной занимались очень хорошие тренеры – всё в комбинации и дало такой финальный результат. Если у вас есть цель заниматься шахматами – перед вами все дороги открыты. Только вам нужно понимать, что для этого придется чем-то жертвовать, для этого серьёзно нужно работать. Конечно, никакой стопроцентной гарантии нет, но если вы ставите перед собой серьёзно цель, то каких-то результатов вы добьетесь.

- Спасибо, Сергей, за ответ. Сегодняшнее интервью в прямом эфире идёт сразу на нескольких сайтах – это http://красотаспорта.рф/http://chess-land.ru/ , http://www.openchess.ru/ , последние два адреса – это сайты, где общаются и играют друг с другом люди в шахматы через интернет. Один из читателей сайта задал следующий вопрос:  можно ли стать гроссмейстером, начиная заниматься с 31 года? То есть, в принципе, возможно ли достичь этой цели?

- Нет, здесь нужно понимать, что стать гроссмейстером – это одно, а стать чемпионом мира или войти даже в ТОП100 – это совсем другое. Гроссмейстером вы, безусловно, станете, если будете заниматься. Потратите пять-шесть-семь лет, и вы им станете. В зависимости от того, сколько вы времени на это потратите и какие у вас первоначальные таланты. А чтобы побороться за высокие результаты на профессиональном уровне – конечно нет. Для этого нужно начинать заниматься, если не в пять-шесть лет, то в десять-двенадцать лет минимум. Если вы начнёте заниматься с этого возраста, то будете иметь шанс при наличии таланта и большой проделанной работы побороться потенциально за звание чемпиона мира. Если же человек начинает заниматься позже этого срока, то, по-моему мнению, ТОП100 – это твой максимум.

- Понятно, Сергей. В связи с тем, что вы много уделяли шахматам в детстве, хватало ли времени на другие увлечения, игры, учёбу, прежде всего?

- Да, хватало времени. Здесь всё как-то очень хорошо складывалось, во-первых, из-за того, что меня очень сильно поддерживали мои родители. Поэтому они договорились со школой, у меня был свободный график посещения, я мог поехать на турнир, пропустить какое-то время, потом вернуться, позаниматься дома или в школе, потом прийти и сдать предмет. В этом плане мне в школе шли навстречу. В принципе, могу сказать, что я не был лишён общения, я регулярно общался со своими сверстниками. Может быть, не настолько регулярно, как они общались между собой, но я старался хотя бы раз в два дня выходить на улицу, общаться с друзьями. То есть, у меня не было такого, что я полностью был погружен только в шахматы. Старался находить золотую середину, уделять внимание и шахматам, и друзьям, и школе. Конечно, это было непросто, приходилось чем-то жертвовать, но в итоге я очень доволен, в целом, как всё сложилось в моей жизни.

- Сергей, а вот сейчас, по прошествии стольких лет, как вы стали гроссмейстером – во взрослом возрасте, скажите, чем жизнь гроссмейстера отличается от жизни обычного человека? Сильно ли устаете?

- Нет, просто мне кажется, что у каждого человека есть своя работа, и далеко не факт, что, будучи гроссмейстером, ты устаёшь больше, чем человек, который каждый день в семь утра встаёт на работу и возвращается вечером. Здесь я, честно говоря, не уверен, кто из нас устаёт больше. Естественно, что мы тоже очень сильно выкладываемся, и нам для того, чтобы бороться за самые высшие достижения, нужно очень много заниматься как шахматами, так и спортом, поддерживать свою физическую форму. Потому что когда ты играешь турнирную партию, бывает, что она длится шесть-семь часов, и это очень сложно чисто физически просто высидеть и сохранить концентрацию на седьмом часу борьбы. Вот для этого мы занимаемся спортом. Я просто могу сказать, что мне шахматы нравятся, как нравится и всё то, что с шахматами связано, и поэтому я хоть и устаю, но такого дикого переутомления у меня нет – я люблю эту работу. А вот если бы я её не любил, мне бы было гораздо сложнее.

- А сколько примерно времени в день тратите на подготовку, на тренировки?

- Это, честно говоря, зависит от многих обстоятельств. Допустим, на днях я поеду на сборы. Там мы будем заниматься практически весь день потому, что поедем за город, с тренерами, и, честно говоря, кроме как гулять, заниматься спортом и шахматами, делать будет нечего. Когда же я нахожусь дома, учитывая, что с недавних пор я человек семейный, хочется уделить время и жене, и погулять по городу, поиграть в боулинг или бильярд, пожить обычной жизнью, и поэтому я занимаюсь, естественно, меньше. Если брать, например, сухие цифры, то на сборах это где-то доходит до 8-9 часов, а дома это примерно 3-4 часа. Но бывает, конечно, и больше, и меньше – это средние цифры.

- Хорошо, спасибо за подробный ответ. Такой вопрос, Сергей: я помню ситуацию и историю, когда вы появились как известный шахматист, гроссмейстер, претендент на шахматную корону, и вы выступали раньше за команду Украины. В 2009 году, если не ошибаюсь, приняли решение переехать в Россию. Почему было принято это решение?

- Да, в принципе вы всё правильно сказали, я до 2009 года был гражданином Украины, но здесь есть одно но. Я был, скажем так, «гражданином Крыма», то есть я все свои девятнадцать лет до переезда в Россию прожил в Крыму, за исключением того, что на два года я переезжал в город Краматорск, тоже, к сожалению, в связи с последними событиями печально известный. Два года мы жили в Краматорске потому, что там была очень хорошая шахматная школа, и потом вернулись в Симферополь. До девятнадцати лет я жил в Симферополе. В принципе, я об этом говорил всегда, даже до недавних событий. Что я всегда чувствовал себя русским, я фактически не умею разговаривать по-украински, все мои друзья говорят по-русски, поэтому для меня не было большой проблемой то, что я переехал в Москву. Здесь тот же менталитет, такие же люди, и поэтому, в принципе, я считал, что у меня было на тот момент два дома: Москва и Крым. Сейчас фактически это один дом. Что касается самого смысла моего переезда из Украины в Россию – там всё было очень просто. На тот момент в Крыму, помимо меня, был ещё только один гроссмейстер, который находился на пенсии, и мне фактически не с кем было заниматься. А так как моя цель – стать чемпионом мира, то я понял, что не смогу реализовать свой талант, если не перееду, не сделаю какой-то решительный шаг. Очень хорошо, что российская шахматная федерация ответила мне взаимностью, они мне предоставили хорошие условия, и я смог заниматься с сильными тренерами, в частности, с бывшим тренером Гарри Каспарова Юрием Дохояном, и это, конечно, дало очень мощный скачок для моей игры, мощный импульс. После этого я стабильно вошёл в десятку сильнейших шахматистов мира. Бывает, конечно, что я вылетаю из неё, но, в целом, я после переезда в Россию начал входить в десятку.

- Сергей, частично вы уже ответили на мой следующий вопрос, но, может быть, ещё что-нибудь скажете, какие-нибудь детали. В чём отличие шахматных школ на Украине и в России?

- Здесь я считаю, что отличия самые минимальные, потому что это всё была одна большая советская шахматная школа. И очень много советских гроссмейстеров, которые живут на Украине и в России (в России, конечно же, больше просто потому, что Россия сама по себе больше) – это в целом представители одной школы, одного шахматного менталитета. Потому что, допустим, когда я играю со спортсменами из Китая, из Европы, то там я чувствую, что их по-другому учили. Мы воспитывались на классическом наследии, изучали партии чемпионов мира. Вы все прекрасно знаете, что в какой-то момент практически только советские гроссмейстеры, кроме Фишера, были чемпионами мира – это Смыслов, Спасский, Петросян, Ботвинник, Таль и другие. Поэтому мы все изучали их партии, совершенствовались, занимались, и в этом плане, конечно, мне кажется, что для шахматного роста Россия – это идеальная страна, потому что даже если посмотреть сухие цифры, то в России больше всего гроссмейстеров, чем во всём другом мире.

- Спасибо, Сергей. И такой ещё вопрос. Раз вы сейчас перечислили чемпионов мира, известных шахматистов, был ещё вопрос от Дубилина Сергея Владимировича с сайта ChessLand по данному поводу: кого вы считаете из чемпионов мира самым «настоящим», если можно так сказать, то есть кто, на ваш взгляд, самый сильный шахматист из всех чемпионов мира?

- Здесь мне нужно выбирать из алмазов или бриллиантов, поэтому здесь выбор такой довольно тяжёлый потому, что все они достойны того, чтобы память о них вошла в историю – она уже вошла. Могу сказать, что в детстве на меня очень сильно произвело впечатление творчество Александра Алёхина, я изучал очень пристально его партии вместе со своим отцом, мы занимались на его книжках, и это, конечно, очень помогло в моём шахматном росте. А что касается именно объективно самых сильных, то здесь, наверное, можно перечислить несколько фамилий – это, я думаю, Фишер, который вывел шахматы на принципиально новый уровень, а затем Карпов и Каспаров. Наверное, это три человека, которых я особенно обозначу, но, опять же, все остальные чемпионы мира не менее достойны этого звания.

- Хорошо, Сергей, отвлечёмся немного от шахмат. Интересуетесь ли вы общественной жизнью, следите ли за событиями, которые у нас происходят?

- Да, безусловно, я слежу, интересуюсь. С одной стороны ясно, что моё дело – это играть в шахматы, а, с другой стороны, будучи «гражданином Крыма», там родившись, я не могу полностью дистанцироваться от всех этих событий. Естественно, что у меня есть собственное мнение, может быть, я его не очень активно высказываю, но, опять же, моё дело играть в шахматы, а политики пусть разбираются между собой. Но, опять же, я своё мнение не замалчиваю. Если вы хотите его узнать, вы можете более конкретный вопрос задать. Что вас конкретно интересует?

- В принципе, мне хотелось бы узнать, поддерживаете ли вы присоединение Крыма?

- Да, я могу прямо ответить, что да, я поддерживаю. Мои родители там голосовали, они до сих пор там живут. И все мои друзья, они поддерживают, поэтому та цифра, которая озвучена на референдуме – я не считаю её завышенной потому, что я могу сказать: ни одного человека я не знаю, кто бы в Крыму голосовал против присоединения. Я двумя руками за, и после этого я довольно часто приезжал в Крым, и все мои друзья, все знакомые – все очень рады. Естественно, есть проблемы, есть какие-то технические вещи, которые нужно будет преодолеть, но в целом все понимают, что это гораздо лучше тех печальных событий, которые происходят сейчас на юго-востоке Украины.

- Да, Сергей, у меня тоже есть знакомые в Крыму, которые подтверждали, что те цифры, которые были оглашены, 90 с лишним процентов, что на самом деле на избирательных участках столько человек приходило и голосовало за присоединение к России. Отвлечёмся от политики, хочу задать такой вопрос: следите ли вы за спортом, являетесь ли болельщиком, какие виды спорта вам интересны, какой вид спорта больше всего нравится?

- Я не могу сказать, что мне хватает времени следить за другими видами спорта. Но последние пару дней я смотрел баскетбол. Не скажу, что я слишком сильно вникаю в то, что там происходит. Также я болею за футбольный клуб «Спартак». Честно говоря, на все виды спорта у меня не хватает времени. Единственное, что можно отметить – снукер я очень люблю смотреть. Наверное, всё.

- Да, бильярд он, между прочим, очень схож с шахматами, поскольку тут тоже нужно думать и рассчитывать свои ходы, рассчитывать удары. А что касается биатлона? Это сейчас очень популярный вид спорта, рейтинги телевизионные зашкаливают. Как: следите, не следите за ним?

- За биатлоном совсем чуть-чуть слежу, не могу сказать, что слежу подробно. Вспомнил ещё один вид спорта – я слежу за пятиборьем потому, что там выступает один мой друг, который является полным моим тёзкой, он Сергей Карякин, его зовут так же, как меня. Он был чемпионом мира по пятиборью. Мы с ним дружим, несколько дней назад мы с ним виделись, поддерживаем друг друга, поддерживаем связь и болеем друг за друга.

- Что ж, передаём тогда привет вашему полному тёзке Сергею Карякину, который выступает в таком виде спорта, как пятиборье, желаем ему выиграть побольше турниров за свою карьеру.

- Я передам, обязательно, если он нас не слушает.

- Ещё такой вопрос, Сергей. Он задавался нашими читателями на сайтах-партнёрах. Вы принимали участие в огромном количестве турниров. Какие турниры вам нравятся больше, победа в каких особенно запомнилась?

- Турниры? Допустим, если брать предыдущий год, то у меня были два очень хороших выступления. Я имею в виду самые значимые турниры. Мне удалось выиграть супертурнир в Ставангере. Там участвовал также чемпион мира Магнус Карлсен и практически все сильнейшие шахматисты мира. Поэтому было очень приятно выиграть такой турнир, кстати говоря, второй год подряд. Скоро, в этом году, я поеду защищать титул чемпиона этого турнира. Но это всё-таки неофициальный турнир. А если брать официальные, то я участвовал в турнире претендентов, где занял второе место, и мне чуть-чуть, буквально пол-очка не хватило до первого места. Если бы я смог занять первое место, то я бы вышел на матч с чемпионом мира Магнусом Карлсеном, а так на этот матч вышел Виши Ананд, который в итоге проиграл матч Карлсену. Теперь снова будет отбор. Моя ближайшая цель на этот год снова постараться, во-первых, отобраться на турнир претендентов, во-вторых, по возможности попытаться его выиграть.

- Сергей, а в связи, как раз, с турниром претендентов: почему не получилось всё-таки выиграть? Может быть, опыта не хватило или чего-то ещё?

- Опыт?.. Да. Всё-таки это был мой первый турнир претендентов, мне было не очень просто и, более того, я начал первую половину турнира очень неудачно. Я проиграл две партии, остальные свёл вничью, то есть, в тот момент я шёл на последнем месте. После этого мне удалось выиграть серию партий, собраться, но, к сожалению, этого хватило только для второго места. Здесь мне не хватило стабильности. Если бы я смог провести турнир на одном уровне: и начало, и концовку, то тогда был бы шанс на первое место. Может быть, и было бы первое место. А так, к сожалению, мне не хватило. Но я надеюсь, что всё впереди потому, что мне всего лишь двадцать пять лет. Достаточно вспомнить Бориса Гельфанда, который вышел на матч с Анандом, если не ошибаюсь, в сорок два года, поэтому запас у меня есть, мне нужно лишь совершенствоваться, и я уверен, что результаты придут.

- Сергей, в связи с этим такой вопрос: вы во многих турнирах участвовали, в том числе в турнире претендентов ФИДЕ. Вы испытаете большее удовольствие от чего: от выигрыша технического, когда вы, допустим, хорошо подготовились, проанализировали позицию или, всё-таки, испытываете большую радость, когда вы выигрываете партию какой-то комбинацией, каким-то изящным ходом?

- Я думаю, что всё-таки второе потому, что всегда приятно провести какую-то комбинацию. Потому что шахматы – это, можно сказать, творчество. Дело ведь не только в дебюте. Даже если ты очень хорошо знаешь дебют, и получил перевес – это ведь отнюдь не гарантирует тебе выигрыш. Можно одним ходом всё испортить и то, что ты готовил несколько часов дебют – это никого не волнует. Поэтому здесь очень важно именно хорошо играть в шахматы, а не только знать дебют. Также всегда приятно нанести какой-то неожиданный удар, применить неожиданную тактику. Я, в принципе, люблю в шахматах творить, люблю творчество, поэтому я с удовольствием продолжаю играть в шахматы.

- Сергей, в данном случае у нас одинаковое мнение, поскольку хоть я и любитель, конечно, профессионально шахматами не занимался, но я думаю, что большинство любителей тоже стараются выиграть красиво. Не просто выиграть, а какую-то комбинацию на доске осуществить, какой-то приём, сделать какой-то ход, после которого испытываешь удовольствие, испытываешь радость. Я согласен с тем, что шахматы – это искусство, в том числе. Но вот чтобы стать чемпионом мира, наверное, всё-таки мало творить, нужно иметь очень большую базу, иметь очень хорошую компьютерную подготовку. Сейчас современные шахматы совсем не похожи на то, что было даже тридцать лет назад, не говоря уже о том, что было пятьдесят и сто лет назад. Как вы считаете, компьютеризация шахмат, и это, кстати, тоже один из вопросов с наших сайтов-партнёров, губит шахматы, или играет важную роль для профессиональных игроков?

- Да, я с вами согласен. Вы подняли очень хорошую тему потому, что, действительно, в последнее время компьютеры стали настолько сильными, что с ними практически невозможно бороться. То есть можно периодически с ними делать ничью, но, чтобы выиграть партию… Это практически невозможно. Сами подумайте: компьютер за одну секунду может просчитать несколько миллионов вариантов. А сколько может просчитать вариантов человек? То есть, ясно, что где-то с десяток максимум. А здесь миллионы. И поэтому с ним соперничать практически невозможно. Но, с другой стороны, когда ты играешь на соревнованиях, ты играешь не против компьютера, а против человека. А человек, как известно, всегда, или, по крайней мере, иногда, ошибается. По крайней мере, если ему ставить проблемы, то он может ошибиться. Насчёт компьютеров ещё могу сказать, что у них прорыв где-то последние лет двадцать, наверное. В 2004 году я участвовал в самом последнем матче «Люди против компьютеров». Тогда мне удалось выиграть, если не ошибаюсь, одну единственную партию, и после этого такие матчи уже не проводились потому, что компьютеры банально стали слишком сильными, и весь интерес пропал. Возвращаясь к тому матчу: мне удалось выиграть одну партию, но, к сожалению, три партии оставшиеся проиграть. В любом случае, мы тогда проиграли, и мы тогда уже понимали, что, наверное, это будет последним таким матчем. Таким образом, я застал тот момент, когда компьютеры стали сильнее человека, поэтому у меня есть опыт. Я вспоминаю, чему меня учили тренеры, когда компьютеры не были ещё столь сильными, и чему меня учат сейчас, когда уже компьютеры стали гораздо сильнее.

- Да, Сергей, я согласен с вами, и матчи не проводятся между людьми и компьютерами уже очень давно. В связи с этим. Дело в том, что сейчас в классическом формате пока проходят матчи на первенство мира, но давно ходят разговоры о том, что надо бы, наверное, уменьшить время партий. В частности, я много читал Давида Бронштейна, он продвигал такую идею, чтобы проводить матч в формате 15 минут на партию каждому, то есть отказаться от классики. И сейчас, в связи с как раз компьютерной подготовкой, в связи с тем, что многие партии уже превратились в повторения других партий, и зависит многое уже не от игры, а от памяти конкретных гроссмейстеров, всё-таки творчества всё меньше и меньше. Как вы думаете, пойдёт на пользу уменьшение времени на партии, или следует продолжать играть в классическом формате?

- Нет, я думаю, что здесь нужно искать какую-то золотую середину потому, что нельзя взять и полностью отказаться от того классического наследия, которое мы играем уже, можно сказать, веками. Нельзя рубить с плеча. Но с другой стороны, нам всем нужно подстраиваться под современные реалии и, в принципе, я очень сильно люблю играть в быстрые шахматы. Достаточно вспомнить, что я был чемпионом мира по быстрым шахматам в 2012 году. Там как раз был контроль пятнадцать минут на партию плюс десять секунд на ход, то есть после каждого хода нам прибавлялось по десять секунд. Поэтому я предлагаю сохранить все контроли: и классику, и быстрые, и блиц, и проводить чемпионаты мира по трём номинациям. Так уже и проводятся, но хотелось бы побольше турниров как в быстрые, так и в блиц потому, что сейчас гораздо больше турниров в классику.

- Сергей, вы были чемпионом мира по быстрым шахматам, все мы желаем вам, чтобы вы стали чемпионом мира по классическим шахматам. А что бы вы сделали в первую очередь, если бы стали чемпионом мира?

- В первую очередь? Я не знаю (смеётся). Я бы, наверное, постарался отстаивать это звание чемпиона мира. Говорят, что завоевать звание чемпиона мира – это одно, а отстаивать его гораздо сложнее потому, что очень многие хотят его у тебя отнять. Нужно играть очень тяжёлые матчи. Я даже не знаю, что ещё можно сделать, став чемпионом мира?

- Я думаю, что в первую очередь вы обратились бы к поздравлениям, которые пришли бы к вам в социальных сетях, поскольку я уверен, много было бы, наверное, писем от поклонников, от тех, кто интересуется шахматами.

- В принципе, да. Я могу сказать, что у меня довольно много людей, которые мне пишут, поддерживают, я им всем очень благодарен за это. И особенно это проявляется в какие-то тяжёлые моменты, когда бывают неудачные турниры. Всё равно меня все поддерживают, все мои друзья, тренеры, коллеги. Это даёт мне стимул продвигаться дальше. Естественно, будучи чемпионом мира, моя популярность возрастёт, и тут мне придётся отвечать на гораздо большее…

- Количество вопросов, вы имеете в виду? Интервью будут, встречи и тому подобное?

- Да.

- Сергей, данное интервью можно услышать на нескольких сайтах, ещё раз скажу. Например, http://красотаспорта.рф/ , http://chess-land.ru/ , http://www.openchess.ru/ . Шахматисты-любители задали много вопросов, в том числе вот такой от пользователя под логином lnozdrachev: скажите, Сергей, в каком современном дебюте возникают наиболее сложные для игры и оценки позиции, и с чем это может быть связано?

- В принципе, много дебютов таких боевых. Допустим, могу вспомнить, что вчера, на супертурнире в Баден-Бадене игралась партия Ананд против Карлсена. Магнус Карлсен вышел в голландскую защиту, которая считается полукорректной, но, тем не менее, ему удалось вначале получить какие-то равные шансы, а затем использовать ошибки Ананда и победить. Поэтому, можно сказать, что голландская защита полукорректная, с одной стороны, но, с другой стороны, есть шанс победить в ней. Я имею в виду, играя чёрным цветом. Белыми же, в принципе, любой дебют подходит, потому что у белых имеется право выступки и изначально у них небольшой перевес.

- А вообще, Сергей, такие дебюты, которые были популярны раньше, например, королевский гамбит или итальянская партия – их всё реже и реже можно увидеть, это, наверное, огорчает, да? Потому что это такие романтические начала, в которых раньше сражались Андерсен, Морфи, другие классики, а сейчас очень мало играют эти дебюты.

- Да, просто, понимаете, в связи с тем, что компьютеры сейчас такие сильные, достаточно просто поставить на компьютерную программу интересующий дебют, тот же королевский гамбит, и компьютер показывает за чёрных какие-то более надежные пути, как им нужно играть. И, в принципе, очень сложно сейчас застать врасплох каким-то полукорректным дебютом. Поэтому сейчас все стараются применять какие-то хотя бы более-менее корректные дебюты, но при этом искать какие-то новинки дальше. То есть, не обязательно искать новинки на втором-третьем ходу, а ищут уже на десятом, на пятнадцатом ходу. Даже бывает на каком-то двадцать пятом ходу можно придумать новинку – вполне возможно. Просто шахматы углубляются, и всё это происходит, конечно, в ускоренном темпе, благодаря компьютерам.

- А вообще, Сергей, классические шахматы – да, они очень компьютеризованы, но есть ведь другие виды шахмат, например, шахматы Фишера, были шахматы Бронштейна, придуманные Давидом Бронштейном. Также спрашивают в чате, как вы относитесь к шахматам Фишера и, я добавлю от себя, вообще к другим разновидностям шахмат, которые, может быть, относятся к сказочным, несерьёзным, но, тем не менее, они позволяют как раз избежать вот этой компьютеризации?

- К шахматам Фишера я, в целом, отношусь нормально, но, к сожалению, очень мало турниров проводятся. Если бы проводилось больше турниров, то хотя бы можно было как…

- Отдельный вид шахмат, вы имеете в виду, проводить турниры?

- Да. А сейчас я даже не знаю, проводятся ли сейчас турниры по шахматам Фишера. К сожалению, наверное, вообще не проводятся. Нет никаких практических турниров.

- Ещё один вопрос от нашего слушателя: любите ли вы играть в шашки?

- В шашки я играл, когда мне было лет восемь, я играл со своей прабабушкой (смеётся). В принципе, на этом все мои познания шашечные заканчиваются. Это было в какой-то степени забавно, весело, но считается, что шахматы сложнее, чем шашки потому, что гораздо больше возможностей, больше фигур разных, больше возможных комбинаций. Мне, можно сказать, шахмат хватает. Но шашки тоже нормально, в них можно играть. Я в принципе за любой вид спорта.

- Вид логических игр, да?

- Да.

- И такой ещё вопрос от нашего, опять же, читателя сайта: с кем сложнее играть, с женщиной или мужчиной? Есть ли вообще разница, можно ли отличить женскую и мужскую игры? И вообще, Сергей, вы на профессиональном уровне играли  с женщиной, например, с той же Юдит Полгар?

- Что касается Юдит Полгар – да, я с ней играл. В целом счёт в мою пользу, но также могу отметить, что она мне нанесла довольно болезненное поражение, когда мы с ней играли в кубке мира. Я ей проиграл. Это был очень важный турнир. Я до сих пор иногда вспоминаю, как я ей проиграл, хотя, в принципе, если посмотреть на наш общий счёт, то он в мою пользу, причём довольно сильно. Но, так или иначе, сейчас, например, действующая чемпионка мира Хоу Ифань очень сильно играет, она практически побила рекорд Полгар. Может быть, в ближайшее время она будет участвовать во всех мужских супертурнирах. Но, в целом, это исключение. Полгар и Хоу Ифань – это две такие великие шахматистки, которые наравне могут сражаться с мужчинами. В целом, конечно, с мужчинами я играю гораздо больше и, объективно, на данный момент, они сильнее. Может быть, просто больше женщин должно заниматься шахматами, более серьёзно, и тогда я уверен, что они смогут составить более серьёзную конкуренцию мужчинам.

- А наши гроссмейстеры-женщины, например, Алина Кашлинская, у которой мы брали интервью в прошлом году?

- Да, Алина, я её знаю очень хорошо. Более того, мы с ней когда-то играли в блиц-турнире, она у меня тоже выиграла партии, поэтому можно сказать, что у меня с женщинами не всегда хорошо получается в шахматном плане (смеётся). В отдельных партиях женщины могут быть опасны, но в целом, на данный момент, всё-таки мужчины объективно посильнее, чем женщины.

- Спасибо, Сергей, за ответы. И последний вопрос в сегодняшнем интервью. Каковы ваши дальнейшие планы, в каком турнире в следующем будете принимать участие?

- Ближайшие планы?.. Двенадцатого числа я улетаю на турнир в Цюрих. Это будет очень сильный турнир, там будут участвовать шесть шахматистов, там будут практически все сильнейшие, кроме чемпиона мира Магнуса Карлсена. Там будут играть Ананд, Крамник, Накамура, Каруана – то есть все сильнейшие шахматисты. И это, конечно, будет очень серьёзный для меня экзамен, постараюсь его сдать как можно лучше.

- Что же, я и все наши радиослушатели желают вам успехов в этом турнире, занять как можно более высокое место.

- Спасибо.

- Спасибо за интервью, Сергей, до свидания.

- Спасибо, до свидания.

Категория: Интервью | Добавил: makcum (10.02.2015) | Автор: Сергей Карякин, Максим Михайлов
Просмотров: 2084 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Категории раздела
Мои статьи [0]
Шахматы [1]
Интервью [10]
Спорт [1]
Реклама [1]
Поиск
Облако тегов
Друзья сайта
  • Свобода внутри нас
  • Страна шахмат - шахматы он-лайн
  • Шахматы онлайн на любой 
вкус! Crazy-Chess.ru
  • Бесконечная история
  • Ты - комментатор
  • Кингчесс
  • Сайт гроссмейстера Алины Кашлинской
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Copyright Красота спорта © 2017 |